July 10th, 2003

angel

На ночь глядя: Лефевр

Хотела написать про интервью с В.Лефевром, напечатанном в только что присланном "Кентавре" в честь выхода в России его "Алгебры совести". Лефевр, уже находясь в США, разработал серию модельных представлений, описывающих этическое поведение. На их основе он создал описание двух разных, но непротиворечивых этических систем со своими типажами. После чего доказал - уже на основание социологических данных - что Россия и США представляют собой социальную реализацию двух разных систем, выведенных формально.
Этого нет в интервью, но так как оно бралось главным редактором из моего кабинета, могу прибавить интересную деталь: в 1987 году, перед советско-американскими переговорами, математические результаты сей работы были представлены в Белый Дом и изучались командой, ведущей переговоры, как ключ к лучшему пониманию противоположной стороны.
http://www.circle.ru:10125/kentavr/
" Люди из стран, где реализована вторая этическая система, старались вести себя (с их точки зрения) достойно: отстаивали с пеной у рта свою точку зрения - и бывали шокированы, когда их просто увольняли с работы. Трафарет поведения лица в ЭС-1 совершенно иной: человек протягивает вам руку, он улыбается - но это совсем не значит, что он не сообщит вам в конце разговора смертный приговор. Форма самопредставления иная. Культура общения, коммуникации предопределена этической системой".


.....Но на самом деле, по причине позднего часа и полного одурения от редактирования книжки про Integrated Marketing Communications про Лефевра писать лень. Тем более мне завтра вставать в 6 дабы в 8 быть в Манхэттане на большой и бестолковой встрече. Так что лучше упомянуть под настроение, что дочитала новую книжку своего первого мужа : http://www.xpyctal.ru/

Сложное впечатление. Книжка откровенно слабая, к тому же знание источников фактически всех историй, деталей и анекдотов мешает воспринимать образы как целостные. Видно, нельзя слать столь автобиографичные тексты близким. Каждый персонаж представляется тем самым реальным лицом, с которым описанная история случилась в реале - а затем через две страницы новым лицом с которым приключился следующий эпизод. Мало того, что там фигурирую я, что мой муж теперь - один из главных персонажей, но знакомы все цитаты, и все байки, и почти все явки, пароли и лица. Такое концентрированное напоминание о личной истории невозможно пережить без стакана Seagram Apple Vodka и тома Бродского.

Второе Рождество на берегу
Незамерзающего Понта.
Звезда Царей над изгородью порта.
И не могу сказать, что не могу
жить без тебя, поскольку я живу.
Как видно из бумаги. Существую;
глотаю пиво, пачкаю листву и
топчу траву.
<...>
Что боги - если бурое пятно
в окне символизирует вас, боги -
стремились вы нам высказать в итоге?
Грядущее настало, и оно
переносимо; падает предмет,
скрипач выходит, музыка не длится,
и море все морщинестей, и лица.
А ветра нет.

Когда нибудь оно, а не - увы -
мы, захлестнет решетку променада
и двинется под возгласы "не надо",
вздымая гребни выше головы,
туда, где ты пила свое вино,
спала в саду, просушивала блузку, -
круша столы, грядущему молюску
готовя дно.

Проверила по книжке - за исключением двух слов и пунктуации наизусть все верно. Странно, вот так почти двадцать лет назад въелось и сидит - сколько всего с той поры забылось, я уже уравнение Монжа-Ампера и то с трудом вспомню, несмотря на диплом и диссертацию. А Бродский не выбивается. Часть речи.