April 4th, 2005

angel

Women Owned Businesses

Перейдя на новую работу и в ужасе осознав состояние дел в отделе, который меня пригласили спасать я обнаружила, что среди прочего набора весьма разношерстных проектов прячется совсем гадкий утенок. Звался он "Women Owned Businesses" (предприятия, принадлежащие женщинам) и задумывался с целью поддержать растущий сегмент рынка.

Вера моя в специфику женских бизнесов была невысока - и в самом деле, не меняется же конфигурация сервера в зависимости от пола владельца.. Совсем уже было согласилась перевести девицу Карлу вместе с ее гадким утенком в группу маркетинговых коммуникаций - пусть себе спонсирует собрания женских ассоциаций - но не тут-то было: девица имела такую репутацию, что несмотря на приданое в виде изрядного финансирования смотрины сорвались. Мол,освободи место, а уж мы потом.....так оно и зависло - да и по правде, зачем мне пустую ставку отдавать?

Карлу я все же пристроила, а на ее место взяла бывшую подчиненную с прежней работы, из тех, что "слона на ходу остановит". Надо сказать, что таки хобот она уже почти оторвала - за пару месяцев мы запустили действительно интересный и имеющий смысл проект, рассказывать о котором я пока не буду. Но в процессе пришлось мне посетить некий раут в Манхэттане - церемонию наград Count-me-in, организации, дающей миникредиты (до 50 тыс.) женщинам-предпринимателям. Возврат у них, кстати, выше, чем в среднем по кредитам мелкому бизнесу в Американ-Экспресс. И выяснился интересный факт: до 1972-ого года в Америке замужняя женщина могла взять кредит на развитие бизнеса только при письменном разрешении мужа.

Обсудили этот, а также ряд других разрозненных факторов с Катериной - например, что в 72 году в России не было никаких бизнес-кредитов. Но зато были женщины-врачи, хирурги, министры и главмаги просто как нечего делать. Но что еще интересно, были при этом и бестселлеры типа "Москва слезам не верит", где героиня не только фабрикой на 3 тысячи человек руководит, но и искренне верит: главное счастье в жизни - отхватить полуобразованного мужика и варить ему борщ, старательно занижая собственные достижения, дабы не расстроился. И средний зритель соглашается. И также нормально, когда бывшая одноклассница пишет Катерине: "у нас началось домоводство, а у мальчиков - программирование". То есть, не в том дело, что учат их суп варить, а что их самих несколько не смущает, что не пущают программировать.

И пришли мы к интересному выводу. Такое ощущение, что равноправие женщин в России как бы насаждалось сверху, как официальная идеология. И вполне успешно приживалась в официальном пласте жизни - на работе, в партии-комсомоле - но на бытовом уровне господствовал все тот же домострой, косметически временем подправленный. Кончилось давление сверху - все вернулось на круги своя: школьница не стесняется сказать, что собирается стать домохозяйкой (все на тех же дочкиных одноклассниц сошлюсь), бизнес - это для мужчин, неравные зарплаты - привычно, фраза "хорошая работа для женщины" не вызывает удивления у работающих женщин.

А в Америке борьба за равноправие шла снизу. В виде давление на крупные структуры. Принимая часто формы уродливые и пи-аром неотполированные - от небритых подмышек до пикетов за право работать на малопривлекательных работах, по-настоящему требующих физической силы. Но при том, настоящая борьба - все отвоеванное тщательно осваивалось и фронт передвигался далее.

Рост количества новых предприятий во владении женщин превышает рост "мужских" на трех континентах. По одной теории, женщины просто не любят вступать в переговоры, и почувствовав несправедливое отношение не спорят, а тихо уходят открывать свое дело. А может, им просто кредиты лучше дают? Ведь в Америке в 72 году был принят закон о запрете дискриминации в банковском кредитовании и компаний дающих деньги только мужчинам не осталось....