August 21st, 2005

angel

" Я двадцать лет не решался рассказать жене и детям"

М. стоит перед классом студентов MBA. Нам осталось два дня да пара экзаменов до выпуска, в душе мы уже там, за чертой. Мы уже, по совести, видали в гробу эти последние классы и баллы. Мы грустим от расставания с одноклассниками. Наверно, каждый третий из нас либо только что поменял работу, либо собирается сделать это в ближайшее время. Мысленно, мы уже там, в новой жизни. Или, по крайней мере, в планах того, как мы вернем себе все прелести той, прежней жизни, до классов и домашних заданий, когда можно было завалиться на диван у телевизора без чувства вины и брать бестселлеры, а не бизнес кейсы в самолет.

М. приглашен провести один из наших последних классов - и он все это прекрасно знает. Одна из трех ключевых фигур Пепсико до пенсии, он разнообразит свою жизнь профессорством в Колумбийском университете, писанием книг и консалтингом . Именно разнообразит жизнь, потому как мечту среднего МБА-я заработать кучу денег он давным давно осуществил.

М. маленький и щуплый, с быстрой мимикой, маленькими усиками. Он поправляется после болезни, бледен, мешки под глазами. Но видно, что он привык к разговору со сцены, держит зал - хорошо артикулированная речь, перепады эмоций и тона.

-- Эти ваши бизнес-кейсы - теория, и вы это прекрасно знаете. Давайте, я вас свой конкретный случай расскажу, настоящий, гораздо проще - а вы мне скажете, как бы вы поступили. Да он простой, я знаю, что вы уже мысленно далеко отсюда - я не такой наивный, хотя и приперся сюда в субботу, я понимаю, что у меня два варианта: развлекать или быть проигнорированным. Вы думаете, я не понимаю? Ха. Так вот, я тогда был в начале своей карьеры в HR, лет тридцать с хвостиком, подчинялся Джону Скали (John Sculley). Да, который потом в Apple. А тогда он дивизион возглавлял и на будущий год решалось, кто из глав дивизионов кресло СЕО займет. Конкуренция, борьба за власть.

И тут мы узнаем, что забастовка назревает на одном из недавно купленных заводов. При чем в Детройте, одном из наших двух самых больших внутренних рынков. Мы переводили рабочих на новый план страховок и пенсий, он был лучше того, что предлагал профсоюз, но профсоюзные деятели получали много от владельцев предыдущего плана. Они шили итальянские костюмы на заказ и покупали новые Линкольн-Тауерс, явно не на профсоюзную зарплату. Как мы не доказывали с цифрами и сравнениями, в чью пользу переход, дело шло к забастовке. Джон послал меня в Детройт попытаться предотвратить остановку работы - она обходилась нам в миллион в неделю. Вы знаете что такое власть профсоюзов в Детройте? они владели правом приема на завод. Нанимали таких проходимцев, что неделями не появлялись на рабочих местах, наши проблемы с прогулами было просто не описать. Но зато несогласных в бетон закатывали, ноги битами переломать - это еще легко отделался, ну, вы кино смотрите. Повертелся я там. молодой пацан, на заводе со своими цифрами и таблицами - без толку.

Collapse )