Inna (karial) wrote,
Inna
karial

Categories:
  • Mood:

Вспоминая лето: второе поместье Дюпонов в Делавере

Устав от непроходящего со времен перелета в Китай кашля, дошла наконец до врача, получила рецепт на микстуру с привкусом малинового ликера, от которой кружится голова и постоянно хочется спать. То есть я бы, конечно, как блондинка списала бы это на понижение давления, состояние рынка ценных бумаг или флуктуации вектора мирового состояния, если бы умный муж, в ответ на мои жалобы не показал мне надпись на этикетке большими черными буквами - для блондинок - "ВЫЗЫВАЕТ ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ". А мог ведь сказать, что просто вскружил мне голову - я бы поверила. Пришлось уменьшить вдвое порцию, но по возможности работать из дома, чтобы поменьше садиться за руль. Хорошо бы победить бронхит до конца недели. А то моя секретарша героически пытается уложить четыре страны и четыре трансатлантичеких перелета в расписание последующих двух недель. И объясняться с TSA не только по поводу регулярного массажа у ворот, но явно опасной красной жидкости в бутылочке мне категорически не хочется.

>DSC06035
("Лето" - одна из четырех скульптур "Времена года" в саду поместья Немурс Альфреда Дюпона)


Я смотрю на серое небо снаружи и вспоминаю лето, которого в этом году было удивительно мало - а заодно, про то, что я так и не успела рассказать про вторую половину поездки в Делавер. Итак, мы остановились на Лонгвудс, доме Пьера Дюпона на юге Пенсильвании , одинаково успешно взрастившего викторию регину в оранжерее и Дженерал Моторс до размера крупнейшей корпорации в мире. У Пьера был кузен Альфред, вместе с которым он выкупил семейное предприятие Дюпонов "Du Pont Nemours and Company" и превратил среднего размера производство пороха в империю мирового масштаба....вот его поместье, получившее название Немурс в честь французского предка, мы и посмотрим. Жаль, что в поместье не разрешено фотографировать - но это с лихвой искупается одновременно трагичной и счастливой историей как бизнес-биографии, так и личной жизни его владельца.



DSC06036

Альфред вырос на заводе, которым управлял его отец - среди рабочих с измазанными порохом лицами и семей, потерявших кормильцев при взрывах на производстве. Альфреду едва исполнилось 13, когда умерла, отправленная в сумасшедший дом после припадка истерии его мать, а всего через три месяца за ней последовал давно страдавший туберкулезом отец. Родственники решили разобрать оставшихся детей - трех братьев и двух сестер - по семьям, продать их дом и на вырученные деньги воспитать их пусть отдельно, но достойно потомков славного имени Дюпонов. Дети решили иначе. Вооружившись партизанским арсеналом - от охотничей двустволки до кухоной утвари - они заперлись в доме, выдвинув одно требование: остаться вместе. Ни осада, ни приступ не поколебали это упорство - и родные сдались. Семья осталась вместе. Правда, через некоторое время Альфред был отправлен в частную школу, а затем поступил в MIT, где делил комнату с третьим кузеном, участвовавшим впоследствии в выкупе Дюпон Немурс - Колманом Дюпоном. (Напомню, что Пьер тоже заканчивал MIT по традиии семьи Дюпонов). Вернувшись домой, Альфред начал работу в компании деда, практически, с нижних позиций, хорошо изучил бизнес и одновременно, стал одним из признанных экспертов-пороховщиков в стране, не случайно большая часть его 200 с лишним патентов посвящена именно производству пороха.

Альфред женился в 1887 году на Бесс Гарднер, своей двоюродной сестре, и хотя в этом браке родилось четверо детей, он никогда не был счастливым. Альфред часто оставлял семью и уезжал на охоту, в частности, много времени проводил на юге с семьей Болл - мог ли он знать, что одна из их дочерей, Джесси, которой на момент знакомства было 14 лет, четверть века спустя станет его третье женой... Во время несчастного случая на охоте он лишлися глаза - но любви к охоте и активному образу жизни не утратил.

DSC06033

В 1902 году после смерти Юджина Дюпона, управлявшего компанией, совет партнеров решил продать ее конкурентам с целью консолидации. Вот тут-то Альфред и выступил иниатором выкупа компании, принадлежавшей ему если не юридически, то по праву крови. Трое кузенов - Колман, Альфред и Пьер - не имели нужного капитала, но осуществили то, что в современном языке называается leveraged buyout: раздали долговые расписки родственникам под залог активов компании, и так как дела ее шли неважно, а активов в производстве было немало, нужный капитал собрали. Компания была продана за $15.4 миллиона. Пьер Дюпон стал ее козначеем и Executive VP, Альфред возглавил производство и осуществил огромное количество нововведений, значительно повысив безопасность и эффективность. Его очень любили работники завода - он ввел немало того, что позже получило название социальных программ - в дальнейшем ставших одной из причин разногласий между партнерами, приведшему к трагическому финалу.

В 1902 году Альфред развелся с Бесси - событие по меркам начала века вопиющее и практически недопустимое в приличной семье. Развод был тяжелым - несмотря на то, что он продолжал содержать детей и жену, Альфред выселил их из дома и разрушил его до основания, пытаясь освободиться от воспоминаниях о несчастливых полутора десятилетиях, проведенных вместе. В дальнейшем отношения с детьми частично восстановились - единственный сын Альфреда, потрясающе красивый, если судить по портрету в особняке, прослужив много лет во флоте решил не идти по семейному пути: его не привлекали ни химия, ни производство пороха. Он стал архитектором и много лет работал в одной из ведущих фирм своего времени, но самый первый заказ молодой архитектор получил от отца: фонтан в новом имении.

DSC06039

Любовь к архитектуре и флоту дала еще один интересный плод. В подвалие особняка стоит работающий макет боевого корабля, на котором служил будущий архитектор, изготовленный его руками и неоднократно запускаемый в пруду Немурс. Но пока из всех детей Альфред общается только со старшей дочерью, ссорится с кузенами, принявшими сторону Бесс, и, еще больше ухудшая ситуацию, вскорости решается на новый брак. Алиса Брадфорд была женой его секретаря , пара жила неподалеку, и слухи связывали ее и Альфреда еще до развода. То, что пара поженилась через две недели после получения развода Алисой, и что Альфред удочерил ее маленькую дочь Алисию, выросшую (и вспоследствие, похороненную в Немурс) только породила новые сплетни и во многом ускорило отчуждение с семьями Колмана и Пьера. Однако по другим источникам, Алиса никогда не любила Альфреда, она видела в нем друга, защитника - разведенная женщина в американском обществе начала века, которой в порядке вещей отказывали от дома и не принимали вместе с остальными гостями, нуждалась в покровительстве и утешении. И деньгах. Альфред, уже выведший Дюпон Немурс в ряды лучших компаний, был богат и щедр. И говорят, именно чтобы завоевать сердце Алисы, он построил поместье Немурс.


DSC06028

Дюпоов всегда отличала основательность - в доме можно выдерживать осаду. В нем два паровых котла, две системы отопления - их чередовали, чтобы ни одна не выходила из строя, но реально дому с лихвой хватало одной, вторая была сделана для страховки, чтобы Алиса никогда не осталась без тепла или горячей воды. Промышленные рубильники и переключатели, установленные в подвале, способны выдержать нагрузку небольшого города, более того, приборы, показывающие температуру, давление, и другие критические для функционирования здания индикаторы выведены в ванну Альфреда, чтобы бреясь, он мог убедиться: в доме все в порядке. Альфред Дюпон всегда бережно относился к прислуге - между домом и прачечной проложен подземный ход, чтобы прачки, носящие туда-сюда корзины с бельем, не мокли под дождем. В прачечной была горячая вода, на кухне - пробковый пол, от которого не болят ноги. Белья и готовки было много: в доме Дюпонов всегда было принято одеваться к обеду в вечерние туалеты и пользоваться красивой посудой, даже если не ждали гостей. Инженер и изобретатель, он поставил немало интересных приспособлений - от лифта-сейфа, куда дворецкий приятал десятки килограммов семейного столового серебра (полка за полкой бархатных мешочков, опускающиеся в подвал) до "шкафа" для загара в нижней ванной. Нижний этаж принадлежал хозяину - туда удалялись джентльмены после обеда, оставив дам в гостиной, а пиджаки - на двух десятках крючков, внизу располагаются кегельбан, домашний кинотеатр, бильярдная с двумя столами и деревянными панелями, и даже небольшой тип рядом с кабинетом хозяина. В ванной, где он принимал душ после утренних занятий спортом, стоят тренажеры, уже упомянутый шкаф с лампами для загара, а рядом с тренажером на стене..подставка для сигары.

DSC06023

Дом построен в стиле французского шато времен Людовика 16-ого, он заполнен антиквариатом и предметами искуства из Европы. Дюпон вез не только кресла и картины. Одна из садовых решеток приехала....из Зимнего дворца в Петербурге: большевики распродавали все, что могли. Неслучайно выход в сад показался нам таким знакомым. Другая - на въезде в поместье - скопирована с ворот Букенгемского дворца в Лондоне. Тут оказались и предметы, напоминающе о самом первом американском Дюпоне - столик с портретами короля Людовика 16-ого и двенадцати прекрасных дам, потерявшим голову на эшафоте Великой французской революции - участи, которой основатель династии едва не разделил. Часы, сделанные его отцом для королевы Марии Антуанетты, но так и не попавшие к будущей хозяйке из-за взятия Версаля. Портреты родных, которые уехавший за океан эмигрант уже не ожидал когда-либо увидеть.

В одной из комнат нам долго рассказывали про ковер, про каждый предмет мебели, немецкие вазы в технике "снежок", подобные которым есть, наверное только в Эрмитаже, с которым у хранителей музея идет постоянно сотрудничество...
- А что это за стул? - спросил мой муж про единственный "неохваченый" предмет?
Оказалось, стул был мало интересен историкам по причине своего юного возраста....третья жена Дюпона была приглашена на коронацию Елизаветы, и привезла стул на котором сидела во время церемонии в качестве сувенира. Такой вот подарок на память дарили на коронации сегодняшнего английского монарха почетным гостям.

DSC06032

Первая мировая война принесла компании немалые барыши. Но не все складывалось гладко между кузенами, особенно после того, как Колман, страдающий проблемами со здоровьем, решил уйти из компании и продать свой пакет акций. Первоначально он намеревался растаться лишь с 20 тысячами акций, но когда Альфред выразил несогласие с ценой сделки, разногласия между давними партнерами усилились, и Колман продал гораздо больший пакет - 77 тысяч акций - Пьеру, чья доля в Дюпон Немурс выросла до 60%. И хотя военные поставки вывели цену на акции на невиданную прежде высоту, Альфред и пара мелких акционеры выразили несогласие с тайной транзакцией, считая, что акции должны были быть предложены и другим владельцам. Они подали в суд - и проиграли и суд, и аппеляцию. В 1916 году решением акционеров Альфред был выдворен из совета директоров, а в 1919-ом проиграл апеляционный суд, окончательно разорвав связи с компанией, которую считал делом своей жизни. Рабочие и мастера, любившие Альфреда, собрали деньги и подарили ему на память серебрянный кубок, занявший почетное место в шкафу среди охотничьих и спортивных трофеев. Альфред, правда не остался в долгу, и вложил деньги в издательский бизнес. В качестве владельца нескольких ведущих газет он успешно помешал Колману выиграть выборы в президенты, а другому родственнику, участвовавшему в выдворении его из совета - Генри Дюпону - в сенат. Тем не менее, выведя капиатл из порохового и химического бизнеса, которые он знал основательно, Альфред стал искать другие области для инвестиций - и быстро потерял, фактически, все свое состояние на торговых сделках в 1920 году.

Беда не приходит одна. Неожиданно умерла Алиса, затем обострилось полученное в детстве заболевание, и в дополнение к потерянному ранее глазу, он почти полностью утратил слух. Альфреду было 56 лет. Жизнь была кончена.

Говорят, что самый темный час случается перед рассветом. Когда, казалось, потеряно все, в его жизнь пришла по-настоящему счастливая и взаимная любовь. Джесси Болл,маленькая девочка из семьи друга-охотника, почти сороколетняя дама, так никогда и не вышла замуж - в отличие от двух первых жен Альфреда Дюпона, она получила образование и всю свою жизнь посвятила работе учительницей, а затем и директором школы для девочек в далеком Сан-Диего. Они начали переписываться, сначала - с целью поддержать и утешить, потом - как все более близкие друзья, потом эта дружба немолодых и одиноких людей перешла в роман. 21-ого января 1921 года Джесси и Альфред поженились и поселились в Немурс. Они устраивали музыкальные вечера и учились танцевать чарльстон, они плавали на яхте, охотились, рыбачили - они были по-настоящему счастливы. В кабинете Альфреда на первом этаже, единственном месте в доме, где Алиса разрешала держать охотничьи трофеи - остальные бизоньи и оленьи головы были выселены в гараж еще до вселения второй госпожи Дюпон в Немурс - висит огромная рыбина. Она была поймана Джесси.

DSC06025

Джесси была южанкой - а потому любому гостю пришедшему в дом вручали живые цветы. В память о ней всех туристов, посещающих поместье, до сих пор встречают подносом с гвоздиками, так что всю прогулку по дому сопровождает слабый пряный аромат. Она обладала легким нравом, моментально подружилась с Денис, приемной дочерью Альфреда и Алисы, сиротой, удочеренной Алисой в голодном послевоенном Париже, считавшую Джесси мамой. В парадной зале висит портрет Денис - четырехлетней озорной черноглазой куколки. Она выросла в хрупкую девушку, вышла замуж за огромного техасца и завела восемь детей - вся эта орда приезжала на праздники в Немурс, так же как дочь Алисы, дети Альфреда от первого брака, с которыми он восстановил отношения стараниями Джесси, друзья и знакомые. Они запускали лодки в пруду-бассейне, устраивали карнавалы и играли квартеты. В Немурс снова зазвучал смех. И удача в бизнесе тоже вернулась к стареющему, полуслепому и периодически теряющему слух Альфреду. Вместе с младшим братом Джесси Эвардом, ставшим его лучшим другом и доверенным лицом, они открыли в 1923 году новое дело по ввозу продуктов питания- и неожиданно сделали на нем целое состояние. Его хватило и на содержание поместья, и на множество благотоворительных программ, основанных Дюпонами в Делавере и Флориде, где они проводили зиму. На момент смерти Альфреда Дюпона в 1935 году в возрасте семидесяти лет его состояние составляло более 56 миллионов, и даже после уплат 30 из них на налоги, Джесси осталась богатой наследницей. Она имела право пожизненно пользоваться Неиурс, изменять и перестраивать, дарить находящиеся там предметы - но не могла ни продать, ни завещать поместье другим. После ее смерти оно перешло в собственность траста, созданного для продолжения благотворительных программ Дюпона, где и находится до сих пор как музей. Состояние траста на 2006 год оценивалось в 4.5 миллиарда.

DSC06043

Джесси пережила мужа на двадцать лет. Она не коллекционировала искуство - просто окружала себя предметами, которые любила. Кто-то из детей подарил ей флягу в вязаном футляре в виде пуделя - то ли Джесси тепло относилась к пуделю, то ли к дарителю, но он до сих пор стоит на антикварном столике рядом с лампой семнадцатого века. В доме жили собаки - вернее, домом владели собаки, они были малышами и любимцами после отъезда Денис, и портрет трех беспородных "деточек" кисти известного художника не оставляет ни малейших сомнений в том, кто заправляет в доме: собаки на картине лежат на эдвардианском диване стоимости в несколько сот тысяч. И все-таки Джесси была госпожой Дюпон. В гараже поместья стоит уникальная коллекция машин. Вначале - в силу семейных связей, все-таки Пьер Дюпон возглавлял Дженерал Моторс - Дюпоны воздавали должное этой фирме, потом после разрыва отношений и приобретения нового состояния перешли на роллс-ройсы.
- А вот эта машина оценивалась в полмилииона на момент создания, - говорит экскурсовод - но сегодня она не имеет цены. Ничего подобного не выставлялось на аукционах уже много лет. Это не просто самая сложная и дорогая модель более чем полувековой давности, это модель модифицированная по индивидуальному заказу. В ней сделан обогреватель для ног - Джесси возили на этой машине от яхты или поезда к дому, когда она традиционно возвращалась из Флориды на День Благодарения, ей всегда было холодно. Но главное, эта модель была выпущена только в черном цвете. Госпожа Дюпон не любила черный цвет, так что для нее был сделан вот этот, темно-синий, под цвет глаз. Когда вы госпожа Дюпон, вы можете выбирать цвет....

*********************************************************
Я буду рада, если вы присоединитесь к сообществу "Вверх!" : просто кликните Like .
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →