Inna (karial) wrote,
Inna
karial

Category:

Белка в камине

Накануне Дня Благодарения к нам в камин попала белка. Она слезла вниз по трубе, словно Санта-Клаус, выдрала острыми зубками кусок изоляции из-под дверцы и принялась вить гнездо.

Первым обнаружил белку Кир. Он поводил по стеклу лапкой, прошелся вдоль камина, потераясь шелковистым черным боком об углы и выступы, призывно мяукнул и бросился наверх сообщить нам о необычном госте. От возбуждения Кир взял спальню штурмом, притормозил у кровати, и, все еще не веря в отсутствие интереса к утренним новостям, взлетел на одеяло. Я погладила его по мягкой шее и уснула. Муж пожелал коту сгинуть во избежании неприятностей. Отчаявшись, Кир отправился караулить белку в одиночестве, торопливо застучал лапами по ступенькам.

Первый день отпуска дома оставляет чувство разочарования. Перед рассветом все еще снятся таблицы рассчета стоимости кампании по усредненной цене сделки. Дела-междометия, сами собой успевающиеся в обычные недели, типа мытья полов в ванных, вдруг раздаются в объеме и заполняют весь день. Как многие трудоголики, я плохо перестраиваюсь на неспешный ритм и отсутствие расписания по получасовым интервалам. И хотя отпуск был взят от отчаянного желания на время забыть о преследовавшей меня проблеме, отрешиться от нее не удавалось ни на минуту: в пробке, в очереди к кассе, за рулем, прокручивались в голове сценарии. То ответ Бобу Стерну, директору большего по размеру отдела, так и не сумевшему поглотить мою независимую группу и потому досаждавшего меня многокилометровыми запросами и унизительными требованиями отчетов. То резкая реплика Майку Кляйну, вице-президенту нашего внутрикорпоративного старт-апа и непосредственному начальнику, фактически подставившему меня под удар. Босс Боба обладал большим весом в компании и мог нанести группе Майка немалый урон, проще было сдать взвод и сохранить дивизию. То просто отвращение и мысли о срочном – сию минуту! сейчас! – поиске новой работы.

Только к полудню, понуро вернувшись из магазина с ворохом пакетов,обратила я внимание на неотлучно сидящего у стекла камина Кира.
-Кто это у нас как Нарцис в зеркало смотрится? – в сетку внутренних каминных дверок впились страшные длинные когти. На уровне глаз свисал грязный серый хвост.
Как положено беспомощной русской женщине, я начала со звонка мужу:
-У нас в камине белка! Нет, я не шучу – я боюсь, а вдруг она дохлая?

Белка, однако, оказалась живой, перепуганной и необыкновенно прыгучей. Заехавший домой муж попытался поймать несчастную в коробку, но лишь загнал ее на полочку внутри трубы. Слезать белка оттуда явно не собиралась.

Вернувшись в офис, подальше от моих вздохов и назойливых предложений помощи со стороны кота, муж досконально изучил вопрос по ньюс-группам в интернете. Белка, выскочившая из камина в дом, производит массу разрушений. Белка может переносить заразу и прокусывать любые руковицы. Существуют, однако, компании продающие специальные непрокусываемые руковицы и 200-долларовые аппараты по отлову белок из камина.

Экстренное совещания групп программирования и отладки торговой системы для Нью-Йоркской стоковой биржи пришло к консенсусу – мне следует позвонить в Службу Контроля Над Животными.
Лучшая часть отпускного понедельника все равно пропала, и я послушно нашла номер в желтых страницах. Окна посерели, вылезать из кресла до приезда контроля не хотелось, равно как и читать, варить кофе, делиться мыслями на форуме, и, вообще говоря жить. Проверка сообщений на рабочем номере оказалась ошибкой – Боб обнаружил, что наша рекламная кампания для генетиков и разработчиков лекарств не соответствовала корпоративному формату: нет лозунга «Это игра! Играй, чтобы выиграть!» и ни слова об электронном делопроизводстве. Два крика о помощи от подчиненных, отчаявшихся объяснить Бобу, почему генетиков мало интересует делопроизводство, а химики и биологи не считают разработку лекарств игрой. Наивно-деловой, как ни в чем ни бывало, вопрос Майка о том, почему же мы не используем «Играй, чтобы выигрывать» и не возражаю ли я быстренько написать объяснение для Боба. Начальственная мегера из центрального отдела рекламы, в голосе холод корпоративного карцера, наши секретарши назначают встречу, как только я выйду из отпуска.
-Your voice mail is full. You should delete those messages….
Нет уж.

Контроль прислал доброго и тормознутого толстяка с сачком, крюком и сеткой. Наглая белка, которая к моменту его приезда уже спустилась с полочки и деловито вила гнездо из стекловаты в углу камина, тут же взлетела обратно - туда, где ни сачок, ни крюк, ни сетка не помогали. Кот суетился вокруг – видно, почувствовал запахи родного приюта при Контроле, откуда был вызвален за полгода до беличьего нашествия. Он уже забыл, как отскакивал от миски, схватив еду, всего полгода назад, и живо интересовался происходящим.
Толстячок покряхтел и поводил фонариком.
- Там все серое. Ее плохо видно на сером фоне, - укоризненно сообщил он, кладя невыключенный фонарик на пол.
- Это пепел, - почему я извиняюсь? - В камине всегда пепел на полу. Я не могу его вычистить, не открывая дверок. Но тогда белка непременно выпрыгнет.
- Ее плохо видно на сером фоне. - Толстяк присел перед камином, и застыл, посвечивая фонариком в угол где теплоизоляция уже приняла уютную, округлую форму гнезда.
-Скажите, у вас раньше такого не случалось? – испугалась я.
-Регулярно, мэм, - филосовски произнес толстяк, глянул на попискиваюший пейджер и отбыл, предложив на прощание вытащить из камина чугунные козла для дров.- Поставьте туда большую коробку, чтобы белка свалилась в нее , как только ей надоест сидеть на полочке, - порекомендовал он собирая так и не потребовавшиеся крюки. - И обязательно позвоните завтра, если вы ее не поймаете. - С тем и отбыл.

Представив мужу подробный отчет и послонявшись по дому, я склонилась к шопинг-терапии. Как никак, месяц до рождественского вечера в яхт-клубе, а длинное платье так и не выбрано.

Мысленным диспутом с Бобом о предпочтениях научной аудитории оборвался на углу молла. Дворник монотонно сползал по ветровому стеклу. Пятнышки красных огоньков вздрагивали от гудков сзади. Загорелась стрелка, потом зеленый, потом желтый. Снова красный. Мы никуда не двигались. Ученые не любят откровенного вранья и боевого духа в рекламе, они ищут детального ответа на вопрос «почему». Они скептики по натуре- иначе, они не стали бы учеными. Двигаться некуда. Красный, стрелка, зеленый, гудок, еще гудок, пара метров мокрого асфальта, красный.

Вернувщись, я застала мужа и кота, за устанавкой коробки внутри камина. Однако, через пару часов стало абслютно ясно, что белка в нее не свалилась, а ,напротив, перешла к долгой позиционной партии.

Кир прилежно караулил камин, отвлекаясь лишь на хруст сухариками в миске и шнурки красовок в момент моей неравной борьбы с тренажером. Иногда в трубе раздавались таинственные скребки и шорохи. Контроль за животными заботливо оставил сообщение на автоответчике, интересуясь, поймали ли мы белку. Сталкиваясь у холодильника, мы приветствовали друг друга вопросом "ну, как?", словно в доме появился тяжелобольной. Коробка оставалась пуста.

Муж ушел в кабинет готовиться к очередному финансовому экзамену. Можно было сознаться, что я проверила телефонную почту. Сбиваясь на английскую лексику в рекламной терминологии, путанно изложить детали конфликта. В очередной раз попытаться объяснить, почему мне лично важно, что незнакомые мне биологи не покрутят пальцем у виска, гдядя на нашу рекламу – а не наоборот, воспользоваться случаем наладить хорошие политические отношения с корпоротивным отделом. Разреветься. Получить умный совет, что делать дальше. Выпить «курвазье». Взвесив варианты и послушав, не слышно ли шорохов в камине, я решила перейти сразу к последнему этапу, и решительно отвинтила синюю крышечку бутылки.

Позвонил Борис, и в ответ на вежливое «как дела» я с отчаянным занудством изложила историю белки.
-А может, ее и не надо решать, эту проблему, - спросил Борис. – Может у нее нет решения?

Может, у нее нет решения. Может, надо поискать другую работу, но ведь это означает оставить свою группу Бобу. Без меня он мгновенно подгребет их под себя, где, в общем-то, им и положено быть по корпоративной иерархии. Боб высок, сух, сед, ведет маркетинговые коммуникации как бухгалтер со стажем. Любит массовые рассылки циркуляров отдела кадров типа « начальникам первого и второго уровней о необходимости проведения ежегодных собраний против расовой дискриминации». То ли в предвкушении подгребания мой команды под свое крыло, то ли в качестве психологической атаки он уже прибавил мое имя к списку подчиняющихся ему начальников групп, что ни день – получаю от него очередную указивку.

Может, у нее нет решения. Сколько дней может белка прожить без воды и пищи? Как разжигать камин на День Благодарения, если там сидит еще живая белка, и не чувствовать себя убийцей? Кир вспрыгнул на диван и потерся о запястье шелковистым затылком – на рукаве свитера остались длинные черные шерстинки. Кир твердо знал, что решение есть, просто мы почему-то не пускали его в камин разделаться с пышнохвостой крысой.

-Мы проведем исследование, - муж появился в дверях гостиной с мокрой тряпкой в руках. Чиркнул спичкой. Тряпка долго не принималась, потом завоняло неприятным, гниловатым дымом. Кот прошмыгнул в столовую, стараясь держаться вблизи, но на безопасном расстоянии, гарантирующем побег.
– Если она еще там, то зашебуршиться.
- А если задохнется?
- Упадет в коробку, и мы выпустим ее наружу.
Экспериментатор-исследователь.

Прикинув в уме список подчиненных, я набрала телефон Рика.
- Открывай заказ на фокус-группы. Мы предъявим им результаты исследования рынка – они не смогут попереть против покупателей, разносящих их «Игру». Замнут дело.

И они замяли. А белка исчезла из камина – то ли выбралась через трубу, то ли сгорела вместе с тряпкой, то ли не было никакой белки. У некоторых проблем нет решения.
Tags: story, us
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments