?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: медицина

[sticky post] Где купить мои книги

Обе книги на Lulu и на Литрес в электронной версии.
В мягкой обложке на Амазоне:







*********************************************************
Я буду рада, если вы присоединитесь к сообществу "Вверх!" : просто кликните Like .

Tags:


Bad Blood: Secrets and Lies in a Silicon Valley Startup

Еще одна хорошая книжка, прочитанная в отпуске- на этот раз не художественная, хотя и деловой ее тоже не назовешь, а скорее такой "следовательский журнализм". Это книга о взлете и падении Тераноса, 9-миллиардной в лучшие времена оценки стоимости компании, обещавшей революцию в индустрии анализа крови, и его СЕО Элизабет Холмс. Компания наделала немало шума не только идеей, но и наличием девушки-основательницы, бросившей обучение в университете, чтобы ее основать, а также советом директоров с Киссинджером и другими звездами политики и полным отсутствием врачей и ученых. Компания, которой все желали успеха, потому что им нравилась идея, основатель, красивая сказка Силиконовой Долины - но продукты которой так и не заработали. Во многом компания следовала тем же принципам, что и многие софтверные стартапы - fake it till you make it - вот только играли они с диагнозами, здоровьем людей и рисками, несравнимыми с плохо работающими социальными сетями. В какой-то мере это реальная иллюстрация анекдота о том, чтобы мы делали, если машины были софтверными продуктами (например, чинили бы двигатель войдя и выйдя) - но только в ситуации, что было бы, если бы принципы жизненного цикла ИТ применить к медицинскому стартапу. (Очевидно, что ничего хорошего, но гротескность иллюстрации зашкаливает).
Книга написана журналистом Уолл Стрит Джорнал, который вел расследование и помог вывести основателей на чистую воду - и под суд, и запреты работать в публично торгуемых компаниях, и возмещение ущербов, как и следовало. Как журналист он не всегда хорошо понимает как работают советы директоров или принимаются решения об инвестициях, так что местами проглядывают белые нитки, но немало интересного из книги можно понять. Например, очень иллюстративным выглядит использование дорогой юридической машины подавления любых попыток сертифицированных сотрудников подать жалобы на нарушения стандартов. Людям очень быстро давали понять, что даже если они и правы, судебные издержки против дел о "разглашение коммерческих секретов" не просто похоронят их карьеры, но и состояние и кредитные истории их и их семей - даже, если удастся доказать свою правоту. Многие видят в этой книге историю жадности, боязни пропустить новый растущий бизнес - не понимая, что как раз обычный механизм, стоящий за венчурными инвестициями, невозможных без полного портфеля провалов и одного-двух единорогов. Вся венчурная индустрия Долины построена на супер-рисках и связанных с ними супер-возвратах, тут как раз ничего нового или интересного нет. Но зато интересные наблюдения об особенностях индийской школы управления (СОО и бойфренд Холмс практически вел дела компании в соответствующем стиле), о пробелах в механизмах сертификации медицинских анализов (несмотря на казалось бы раздутый аппарат и свод правил), о работе юридических механизмов подавления сотрудников и играх с патентным правом в современных условиях технологического развития (за которым оно явно не успевает, открывая поле для махинаций всякого рода патентным троллям и манипуляторам).
В общем, интересное чтение в отпуске.

Tags:

When breath becomes air



When Breath Becomes Air


Замотавшись между работой, советом и переездом в новый дом, я давно не писала о книгах, которыми хочется поделиться. А между тем, я недавно прочитала, или, вернее, прослушала, книгу, которая западает настолько глубоко, что не поделиться ей нельзя.
Молодой врач, нейрохирург, талантливый выпускник Йеля, заканчивал резидентуру, проводил бесконечные - многочасовые и сложные - операции на мозге, дежурил в Emergency Room, в какие-то микроскопические свободные минуты вел исследования и считал дни до официального начала блестящей медицинской карьеры. У него начались боли в спине и резкая потеря веса. Симптомы, которые он сначала списывал на стресс, потом на долгое стояние у стола, потом, когда списать уже было нельзя, пошел к врачу. Его обычный терапевт был в отпуске, временно замещающий отказался сделать скан, ограничившись рентгеном, который ничего не показал, а он, обычно решительный в белом халате, но мягкий без него, не настоял. А через несколько месяцев анализы показали уже не просто рак, а рак в продвинутой стадии. И собственно, вся книга - это недописанный мемуар профессионала медицинской профессии о том, как он учился, как начал оперировать, как заболел, лечился, чудом получил несколько месяцев ремиссии- и дальше умирал от рака. Умирал, потому что то, как он умер, рассказывает уже его жена, тоже врач.
Эта книга одновременно интересна деталями и пронзительна по духу. Она оставляет тяжелое ощущение человека, пережившего процесс "стоя совсем близко"- и одновременно, необыкновенное чувство радости, того, кого пока что эта чаша минула, и радость жизни. Мне кажется, это из тех книг, которые просто необходимо прочитать всем.
*
Ранее рекомендованные книги .

Tags:

Все побежали, и я побежала...в смысле, смотреть новый сериал. Потому что мне очень понравились "Стиляги". И потому что я люблю Mad Men, с которым его сравнивают. Время тоже, высокие прически и широкие юбки те же, расклад персонажей тот же - трагический и творческий ловелас, бывшая жена, молодая и наивная любовница....На этом кончается главное совпадение. Потому что герой "Оттепели" с носом-картошкой, трахающий все, что встречается на дороге, но хороший отец в душе не обладает и капелькой харизмы Дона Дрейпера. А оператору-Люсе в мешковатых штанах с мужской походкой, объявляющей, что "оператор - не женская работа" очень и очень далеко до Пегги Олсен, мечтающей о профессиональной карьере, взрослеющей и мудреющей от сезона к сезону, меняющейся и пробивающей себе тяжелой работой дорогу в то, что являлось мужской профессией - но без ярлыков и диагнозов. А уж как не хватает этому сериалу ярких женских персонажей Mad Men - сексуально-обворожительной и знающей себе цену Джоан или героинь романа Дрейпера ("Вы удивлены увидев наследником магазинной империи женщину? Мой отец тоже удивился..."). И вообще - характеров, характеров сыгранных, не картонных, не плоских. И хороших диалогов. И естественности без завываний и переигрывания.

Зато, подумала я, песня есть. Ну, слова пошловаты - но последняя строчка привязывается....и мелодия, мелодия. А потом до меня дошло, что и мелодия не может не привязаться - это же Бессаме Муче, ну, да, в некоторой интерпретации - но она, любимая. Не может не привязаться. А жалко. "Стилляги" были чудесны. И история Мосфильма интересна, и задумка неплоха. В общем, "я думала - это весна". Но ходить по дорожке по вечерам под что-нибудь надо - и вчера в Брюсселе, и сегодня в Амстердаме.

Но зато завтра я, наконец, лечу домой!! и больше в этом году никуда не поеду - уберу чемодан в стенной шкаф и забуду про аэропорты и вокзалы до самых праздников!

Tags:

О скорой в Америке

По следам поста поняла, что не все знают отличия скорой помощи в России и Америке. Напишу, вдруг некоторым будет интересно.

В России миссия скорой в том, чтобы по возможности вылечить на месте. В состав скорой входит врач, он может на месте оказать не только первую помощь, но и поставить диагноз, часто рекомендовать решение.

В Америке к больным выезжают парамедики и EMT (Emergency Medical Techninician). Их задача - как можно быстрее доставить больного туда, где его смогут диагностировать и вылечить - в госпиталь к врачу. У парамедиков нет лицензии врача - они не выписывают лекарства, но могут поставить капельницу или вколоть то, без чего человек не перенесет дорогу. Считается, что только в больнице с необходимым оборудованием и специалистами, можно полноценно лечить, так что задача - доставить туда.

Попадающие в госпиталь проходят так называемый триаж: определение тяжести состояния и в соответствие с ним приоритета обслуживания. В случае случаев массового поражения триаж делают на месте. И да, к сожалению, первый приоритет будет не самым тяжелым, а тем из тяжелых, которых скорее можно спасти. Любители пообсуждать "а если это ваш ребенок", можете поучаствовать в этических мед.дебатах вне этого журнала.

Бывают случаи, когда больного надо застабилизировать, чтобы он перенес переезд - от вкалывания антиаллергического лекарства, чтобы перенес шок, до остановки крови. Это и делают. Роды принимают на месте только если уже нет времени на перевозку. Как правило же, главная задача - именно перевезти, более того, в особых случаях госпиталь просят выслать навстречу машину с врачом - так называемый перехват. Так что если, например, скорую вызвали к роженице, то на месте прием родов - это единичные случаи в удаленной сельской местности, если уже точно не успевают.

Скорая доезжает быстро - правила с сиреной в Америке соблюдают жестко, дорогу уступают. В нашем городе среднее время приезда - 4.5 минуты, более 7-8 уже считается задержкой и требует разбора полетов. В случае, если три машины из четырех выехали, последняя переезжает в центр города, откуда быстрее в любую точку. Т.е., когда мой последний пост поняли как "скорая не выедет" - это не так, они будут на месте, просто не войдут в зону, пока полиция не даст сигнал.

В случае, если скорая с сиреной стала причиной аварии, она обязана остановиться и оказать срочную помощь - в этом случае вызывают другую машину.

Полицейских тоже учат методам первой помощи - они могут остановить кровь или принять роды. Но они не поставят капельницы, у них может не быть с собой всего того же набора медикаментов, включая обезболивающие наркотические средства.

У парамедиков железный протокол и свод правил. Все делается по нему, а не "сами решают". Именно для того, чтобы уменьшить статистическое количество ошибок, равно как и исков: их, к сожалению, безумно много. Те, кто думают, что парамедики решают сами, к сожалению - или счастью - ошибаются. Они потеряют лицензию даже если спасут человека в обход правил, таких случаев, увы много. Суд может признать, что парамедик действовал по ситуации и спас - но лицензии лишит. Можете погуглить, я не буду сейчас этого делать, прецедентов море, но устраивать тут обсуждение среди обывателей мне не хочется.


Первым врачом, преподававшим методы западной медицины в Японии был голландский военный медик Филипп Франц фон Зибольд. В начале 19-ого века, когда доступ европейцев в Японию предоставлялся только голландцам, он стал одним из первых исследователей японской флоры, фауны и культуры, систематизировавшим многие растения и животных. Изгнанный из страны по подозрению в шпионаже, он оказался на тридцать лет разлучен с своей японской женой. Их дочери было два года...пройдут годы, и она станет первой женщиной врачом в Японии.

siebold</a>

Мое знакомство с этой удивительной историей началось с очередного полета KLM. Каждый раз на кросс-атлантических перелетах пассажиры бизнес-класса получают сувенир: домик их бело-голубого фарфора, заполненный ликером. Эти домики - сделанные, кстати, в старой голландской традиции, породившей в далекие времена нашу гжель - копируют с исторических зданий Голландии. Они пронумерованы, каждый год, в октябре, в день рождения KLM, компания выпускает новый. За год работы и частых перелетов у меня в спальне на столе выстроилась целая улица из 27 домиков. Последний, под номером 93, выпущенный в октябре 2012 года - это копия дома доктора фон Зибольда в голландском университетском городке Лейден, где сегодня размещается его дом-музей и хранятся японские коллекции.

.

Пару недель назад мне подвернулась возможность туда попасть....

Read more...Collapse )
У меня близкий пожилой человек в Москве ожидает анализов с потенциально тяжелым диагнозом. Вдруг утром звонят "из районной поликлиники" с криком, что пришли анализы, поставлен "острый лейкоз", надо срочно все бросать и сейчас же ложиться в Кремлевскую больницу. Что дескать, везде лечат страшной химией, а там какими-то другими методами, хотя и платно. На просьбу дать знакомого человека в поликлинике - зам. главного врача - дают трубку другой женщине, та повторяет то же самое, мол, осталось вам жить несколько недель, одна надежда на кремлевку, иначе "мы за вас не отвечаем".

Слава богу, что она позвонила мне до того, как бросаться куда-то бежать. (Как назло во время страшного кризиса по работе). Все это было очень подозрительным - хотя и ждали анализов - я ее попросила перезвонить в поликлинику по известному телефону и попросить известного ей человека. Можете себе мое утро представить - и ее тоже.

Оказалось мошенничество. Предупредите своих, перепост, что ли сделайте....я не сомневаюсь, что это не случайно именно ей позвонили - что те, кто делают эти анализы на онкологию в центральных или окружных лабораториях как-то сливают номера, или те, кто направляет - уж очень попадание было точным.

P.S. Оказывается, далеко ходить не надо...и тут в жж есть ...людьми не назовешь, ругаться не хочется....читатели , полагающие, что такие действия - это лишь элемент "естественного отбора" и проверка на наличие ума и логики.

Меня трясет, честно говоря....а кризис по работе никуда не ушел и рабочий день впреди.
Помнится во времена перестройки появилось в России много переводчиков-самоучек - включая меня - переводивших в свободное от диссертаций или преподавания время деловые переговоры. Потому что Россия как раз начала налаживать международную торговлю и разваливать науку. Особой моей гордостью было штудирование словаря деловой лексики и знание перевода таких терминов как "автоматически-возобновлямый аккредитив". Объяснить при этом, что такое revolving credit я, конечно, не могла, это вам не нелинейные уравнения в частных производных. Зато мир был полон баек о моих коллегах, переводчиках-любителях, которые подобных словарей не читали, и играли как тот тапер - что умели. В частности, запала в история физика, переводившем фразу:
- We saw your balance sheet (мы посмотрели ваш баланс)
Что такое balance sheet он не знал, хотя слово "баланс" вполне понял. Равно как и знакомое слово 'shit'. И так как совместить все это в единое целое, не выставив иностранных гостей грубиянами он не мог, то выдал уникальное:
- Мы посмотрели ваши документы....так себе - балансик.
С тех пор финансовые отчеты у нас дома называются исключительно "так себе балансиками". ("Я там тебе кофе сварила и так- себе-балансик распечатала....глянешь?")

А теперь, собственно, к раскрытию темы сами-знаете-чего.( Опытные читатели ЖЖ уже ждут - понятно, что в ЖЖ только одна тема раскрывается - и они не ошиблись). Муж, перебалансируя в очередной раз портфель, стал изучать баланс Корнинга . Те, кто читал биографию Стива Джобса, конечно помнит, что это та самая компания, которая производит уникальное, нецарапающееся в кармане ключами, стекло для Айфонов. (Сами представители Корнинга на вопрос о Главном Потребители Их Продукции сообщают, что охраняют торговую тайну своих заказчиков). Странно было то, что несмотря на всплеск яблочных продаж Корнинг терял деньги, так что муж мой зарылся в так-себе-балансик и выяснил, что оказывается, в девяностые, Корнинг создал совместное предприятие по производству силиконовых имплантов для груди - и их накрыло исками.

Сидим мы в ресторане вчера, обсуждаем стекло и балансы. И то, что Корнинг делает стекло, которое будет скатываться в трубку - потрясающая экономия при перевозках.
- Надо им еще стекло для очков сделать, - говорит муж, - чтобы в зависимости от диоптрий грудь собеседницы больше казалась. И никаких имплантов не надо....

Tags:



Часть первая

Часть вторая

(продолжение)

Закончилась война, мужчины стали возвращаться в IBM, главы дивизионов -планировать перевод производства на мирные нужды и изменения в кадровой политике. Но в январе 1946 года, незадолго до вершины своей карьеры - получения награды за свои достижения от президента Трумена - Рут почувствовала сильные боли в груди. Сначала врачи думали, что она просто растянула мышцу, и даже наложили фиксирующую повязку, но боль не проходила. Рентген показал огромную дыру в легком. В те времена антибиотиков не существовало, а туберкулез нес с собой определенную стигму, считаясь признаком нездорового образа жизни. Рут лечили коллапсом легкого: делали регулярные уколы сжатым воздухом в его внутреннюю перегородку, за счет чего легкое сжималось, и отверстие в нем начинало стягиваться. Эту процедуру Рут проходется проходить регулярно в течение восьми лет. Но сначала, по возвращении из Вашингтона, с вручения наград Национального Пресс Клуба, она легла в нью-йоркскую больницу на 4 месяца мучительных процедур. Когда Рут предложили на выбор палату с видом на реку за 18 долларов в сутки или с окном в узкий переулок, полный испарений прачечной, за 17, она без сомнений выбрал второй вариант. В 1943-ем году у IBM не было больничных планов для сотрудников. Фактически, все сбережения Рут ушли на ее лечение.

Вотсон с женой не раз навещали ее в больнице, но не распространялись в компании о ее проблемах, опасаясь паники, сплетен и боязни заражения. Через несколько недель отсутствия Рут по штаб-квартире поползли слухи о беременности и о том, что она скрываетсся от людских глаз в ожидании срока. Пришлось рассказать сотрудникам правду. Через 6 недель почти полной изоляции в больнице без писем и почты, она вдруг получила целый мешок корреспонденции. Верхним в пачке лежал внутренний корпоративный журнал с ее потретом, обведенным страшной черной рамкой. Но вместе с ним полетели письма, открытки, пожелания выздоровления, и она была рада востановленной связи с миром. В конце апреля ее навестил один из старших вице-президентов и сообщил, что руководство компании решило оплатить ее пребывание в больнице. И что после того как она придет в себя, через полгода-год, для нее всегда найдется место в IBM. Неудивительно, что Рут никогда не жаловалась на то, что ей платили меньше, чем ее коллегам мужчинам, и испытывала чувство благодарности к руководству корпорации.
И, другой не менее интересный факт истории состоит в том, что именно ее госпитализация положила начало обсуждению первого больничноого плана для работников IBM.

Read more...Collapse )

Tags:

Один из моих обычных корреспондентов на Фейсбук поднял сегодня хорошую тему: какая была ваша самая противная работа? Ответы там чудесные попадаются, от разгрузки канализационного бака вручную до недельного распила подвала бензопилой. Мой вклад на этом фоне был довольно скромным - работа на "камералке" на архологических раскопках, то есть, попросту, отмывания находок в ведре с водой. Противность работы заключалась в непрерывном ветре - мы копали Коломенское, лето было холодное, ветер на холмах пронизывающий - но главное, в необходимости вынимать из лошадиной челюсти каждый зуб. Отмывать вручную и собирать обратно. Учитывая, что раскапывали мы в тот месяц угол конюшни, работать таким лошадиным дантистом приходилось ежедневно.

Речь именно о противных работах, а не заданиях - понятно, что проводить сокращения в дивизионе это похлеще любой лошадиной челюсти, но, к счастью, если вы не герой Up in the Air, но это один грустный проект, а не постоянная работа.

А что самое противное вы делали?

Tags: